joomla

Постоянная экспозиция музея


museum1Экспозиция открыта ежедневно, кроме понедельника, в часы работы Зала постоянной экспозиции 
Экскурсовод работает в среду, пятницу и субботу
The Museum's Permanent Exhibit

Постоянная экспозиция музея представляет историю СССР через призму политических репрессий и сопротивления общества советскому режиму. В Москве это первая открытая для широкой публики экспозиция, посвященная памяти миллионов людей, принесенных в жертву коммунистической утопии.

Автор художественного решения экспозиции – архитектор Евгений Асс. Главный принцип экспозиции – метафора движения «от несвободы – к свободе, от тьмы – к свету». Выставочное пространство разделено высокими стенами на четыре нефа-коридора. Стены служат не только для размещения экспонатов, но и для создания исторического образа смены эпох. Благодаря разнообразию материалов – неоштукатуренный кирпич, металл, дерево, стекло, ткань – экспозиция, тяжелая и мрачная в начале маршрута, постепенно становится все более просторной, легкой и светлой. Проект Е. Асса был осуществлен коллективами молодых архитекторов «Архитектурная лаборатория», «Обледенение архитекторов» и фирмой «Биоинъектор».

В 1997 г. реализованный проект экспозиции музея получил премию «за лучший интерьер» на Московском конкурсе архитектуры в рамках выставки «Архитектура и дизайн».

Первыми авторами основных разделов экспозиции были Михаил Гнедовский, Никита Охотин, Леонид Литинский, Галина Авербух. В 1998-2003 гг. материалы постоянной экспозиции были обновлены, при сохранении ее тематики. Авторы новой экспозиции – Людмила Василовская, Александр, Ермолаев, Андрей Иванов, Юрий Самодуров, Мария Кудюкина

Разработка дизайна и монтаж экспонатов осуществлены архитекторами «мастерской -таф» под руководством Александра Ермолаева.
Тематические разделы экспозиции
Мифология идеология в СССР

Первый раздел экспозиции представляет парадный портрет социализма в СССР, оформленный в виде яркого красочного коллажа из фотографий, плакатов, строчек советских песен и лозунгов.

Это пропаганда советского образа жизни: покорение природы, дружба народов, трудовые подвиги, праздничные демонстрации, военные парады, спортивные праздники, достижения вершин науки, техники и культуры, единство партии и народа… Цель этой пропаганды – внушить веру в неизбежность победы коммунизма. Идея построения коммунистического общества опиралась на вечную человеческую мечту о справедливом социальном устройстве, об изобилии, о свободном и радостном труде, о мире без насилия, в котором нет частной собственности, нет эксплуатации человека человеком, нет бедных, но и нет богатых. «Русской массе надо показать нечто очень простое, очень доступное ее разуму. Советы и коммунизм – просто», – полагал В.И. Ленин. Руководителем этого утопического проекта была партия большевиков. Она обладала всей полнотой политической, экономической и идеологической власти и следила, чтобы в обществе не возникало сомнений. Когда же большинство населения страны убедилось, что образ «светлого будущего», сформированный советской пропагандой, имеет мало общего с реальной жизнью, падение режима стало вопросом времени.
Мифология идеология в СССР
Политические репрессии в CCCP

Второй раздел экспозиции посвящен истории политических репрессий в СССР и охватывает период с 1917 г. до середины 1950-х годов.

Диктатура пролетариата в лице большевиков считала неизбежным на начальном этапе строительства нового общества тотальное применение репрессий к открытым и потенциальным противникам режима. Были закрыты оппозиционные газеты, запрещена деятельность оппозиционных большевикам партий, распущено Учредительное собрание, лишены избирательного права все бывшие помещики, дворяне и владельцы предприятий, духовенство и бывшее офицерство, служащие полиции. Но со временем выяснилось, что репрессии – не просто временная мера, а сама сущность нового строя. Через несколько месяцев после революции политика насилия – продразверстка (изъятие продовольственных запасов) была распространена и на самый многочисленный слой российского населения – крестьянство. Гражданская война стала неизбежной. Основными средством ее ведения стали «красный» и «белый» террор.
Политические репрессии в CCCP
Путь через ГУЛАГ

Идея экспозиции подсказана книгой Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Она рассказывает о пути человека, попавшего в лагерь ГУЛАГа и прошедшего несколько кругов гулаговского ада: арест, следствие, приговор, лагерь, освобождение и реабилитация.

В разделе представлены подлинные документы, фотографии, предметы лагерного быта (одежда, посуда), нехитрые орудия труда (лопата, кайло, кирка), лагерные газеты, письма заключенных. За каждой справкой, предметом стоит трагическая судьба конкретного человека.
Изломанные, искореженные доски, куски арматуры, металлические прутья и другие предметы, используемые в оформлении экспозиции, создают особую напряженную атмосферу, на фоне которой разворачивается повествование о жизни человека в лагере. На черной металлической стене – фотографии расстрелянных в Москве и Московской области по обвинению в контрреволюционной деятельности. В выдвигающихся ящиках металлических стеллажей находятся копии материалов следственных дел политзаключенных 1930-х – 1950-х годов. На компьютерных мониторах демонстрируются фильм «Преступления советского режима», фрагменты электронных баз данных «Мартиролог жертв политических репрессий, расстрелянных в Москве и Московской области в 1918 – 1953 гг.», «Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы» и «Памятники жертвам политических репрессий на территории бывшего СССР».
Путь через ГУЛАГ
Сопротивление несвободе в СССР

В разделе представлены материалы, свидетельствующие о противостоянии режиму в СССР в послевоенный период вплоть до середины 1980-х годов.

На открытые антиправительственные выступления решались лишь немногие. Гораздо шире в эти годы в обществе было распространено неприятие официальной советской идеологии, нежелание активно сотрудничать с властью, стремление раздвинуть «рамки дозволенного» в культуре и искусстве. В начале экспозиции представлены фотографии и документы о восстаниях в лагерях в 1953 – 1954 гг. Заключенные, протестуя против бесчеловечных условий содержания в лагерях, требовали, прежде всего, соблюдения советских законов. В 1960-е годы в СССР появляется принципиально иная форма ненасильственного, открытого противостояния режиму – диссидентское движение. Его наиболее активная часть – правозащитники – отстаивали права свободы в рамках Конституции и международных соглашений: свободу слова, совести, передвижения, получения и распространения информации. 1970 – 1980-е гг. – время расцвета культурного андеграунда.
Сопротивление несвободе в СССР
Андрей Сахаров. Личность и судьба

Каждая часть раздела экспозиции о А.Д.Сахарове, посвящен определенной теме: «Происхождение», «Война и наука», «Объект», «Выбор», «Противостояние», «Горький», «Возвращение» – это «ступени» в его эволюции.

«Судьба моя была в каком-то смысле исключительной. Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне собственной судьбы» – писал Андрей Дмитриевич Сахаров в своих воспоминаниях. Появление А.Д.Сахарова в советском государстве А.И. Солженицын назвал чудом, иррациональным явлением, «причин которого нельзя предвидеть…». А сам Сахаров, не соглашаясь с этой оценкой, писал: «Я – совсем не ангел, не политический деятель и не пророк. И мои поступки, моя эволюция – не результат чуда, а – влияние жизни, в том числе – влияние людей, бывших рядом со мной…, влияние идей, которые я находил в книгах».



Фонды музея Сахаровского центра


В этом разделе вы можете составить представление о коллекции нашего музея. Здесь представлены фотографии и описания некоторых экспонатов из музейных фондов. Все эти документы, фотографии, предметы и произведения искусства мы получили в дар от разных людей, которым безмерно признательны за то, что благодаря им их семейная история стала одним из мазков, составляющих общую картину истории страны.
museum1Документы ГУЛАГа
Рукоделие заключенных ГУЛАГа
Фотографии советских диссидентов
Самиздат
Советские и дореволюционные открытки
Изобразительное искусство. Художники по алфавиту: Леонид Львович Берлин – Руальд Георгиевич Дмитриев
Изобразительное искусство. Художники по алфавиту: Лев Николаевич Корчемкин – Гай Клавдиевич Протопопов
Изобразительное искусство. Художники по алфавиту: Михаил Захарьевич Рудаков – Николай Петрович Сычев
Изобразительное искусство. Художники по алфавиту: Владимир Сергеевич Тимирев – Борис Михайлович Эрбштейн
Изобразительное искусство. Неизвестные авторы и открытки из архива Е.В. Марковой.


Фонды музея Сахаровского центра насчитывают более 8 тысяч единиц хранения. Формирование музейного собрания началось с работы над постоянной экспозицией и ведется по двум основным направлениям: «Тоталитарное прошлое» и «Современные проблемы».

Многие экспонаты переданы в дар музею людьми, прошедшими ГУЛАГ, или их родственниками, привезены из экспедиций на места бывших лагерей, собраны в процессе реализации музейных проектов, приобретены у частных лиц. Наряду с единичными поступлениями в фондах музея хранятся личные коллекции и архивы.

Подлинные экспонаты из фондов широко представлены в постоянной экспозиции, периодически демонстрируются в выставочных проектах музея Сахаровского центра.

Цикл «Выставка одного экспоната» позволяет нам познакомить посетителей с артефактами, которым не нашлось места в постоянной экспозиции, но они, тем не менее, представляют историческую, художественную и мемориальную ценность. К участию в лекционной части проекта привлекаются ученые и общественные деятели, в сферу интересов которых входят различные аспекты истории советского общества, в особенности истории тоталитаризма и сопротивления несвободе в СССР.


Мы активно сотрудничаем с московскими и региональными музеями и галереями, принимаем участие в совместных выставках. Материалы из фондов музея представляют интерес для исследователей, журналистов, создателей документальных и художественных фильмов. Музей Сахаровского центра участвует в проекте «Виртуальный музей ГУЛАГа», который осуществляет Санкт-Петербургский Научно-информационный Центр «Мемориал». С 2003 года в Музее внедрена Комплексная Автоматизированная Информационная Система КАМИС (разработчик – ЗАО «КАМИС», г. Санкт-Петербург), с помощью которой решаются задачи по учету и хранению, каталогизации, подготовке выставок.

Изобразительный фонд


Изобразительный фонд насчитывает более 600 ед. хранения живописи, графики и скульптуры. В его основу легла коллекция работ репрессированных художников. Большая часть коллекции «Творчество художников ГУЛАГа» была собрана и описана искусствоведом В.А. Тихановой. Здесь хранятся произведения известных художников и ученых, таких как М.З. Рудаков, К.Г. Вагнер, Н.П. Сычев, Б.А. Смирнов-Русецкий, И.П. Суханов, А.И. Григорьев, А.Л. Чижевский, а также работы малоизученных и пока еще неизвестных художников.

Среди уникальных работ лагерного периода – рисунки Л.И. Покровской из «АЛЖИРа» (Акмолинский Лагерь Жен Изменников Родины); эскизы для оформления комнат в детской зоне ОзерЛАГа, созданные Н.В. Мальцевой; карандашные зарисовки И. Ф. Дембского, которые он сделал в 30-е годы на Соловках и смог передать жене во время свидания.

В особую группу объединены рисунки, выполненные в виде рисованных открыток. Их дарили друзьям в лагере, пересылали родным на волю. Большая часть коллекции лагерных открыток принадлежит Е.В. Марковой, бывшей узнице Воркутинских лагерей. Она сохранила и передала в дар нашему музею часть своего архива. Редкими экспонатами коллекции являются открытки издательства Бюро Печати УСЛОН, отпечатанные по рисункам О. Браза.


Многие работы выполнены художниками после освобождения из лагерей. Среди них – созданный Ф.Ф. Сучковым в 1966 году скульптурный портрет В. Т. Шаламова. В музейной коллекции имеются три небольших работы художника С.С. Федорова, запечатлевшие моменты лагерного быта 1940-х годов: «Похороны под конвоем», «Работяги», «В столовой», а также графические работы М.В. Дистергефта из серии «В те годы»: «Тройка», «Ангел хранитель» и др.

Тема репрессий нашла свое отражение в творчестве художников из репрессированных семей: Э.К. Вейдеманиса – «Москва. Бутово. Расстрельный полигон НКВД. 1937 – 1938», Р.Г. Дмитриева – автобиографическая работа «1936 год. Георгий Федорович Дмитриев и его семья», Л.В. Берлина – «Выход из тюрьмы».

В 2009 году музейная коллекция пополнилась Колымским циклом из 22 полотен московского художника Людвига Симонова, который он создал во второй половине 1990-х — начале 2000-х годов. Подростком Симонов пережил блокаду Ленинграда, был в эвакуации вместе с матерью и сестрой в Сибири и Казахстане. Окончить школу ему довелось после войны уже на Колыме, где работал связистом его отец. Семья Симоновых жила в Магадане, затем в поселках Ягодном и Сусумане. Здесь для юноши приоткрылись тайны колымских лагерей, известные нам сейчас по воспоминаниям выживших узников, по произведениям Варлама Шаламова и Александра Солженицына.

В музейном собрании хранятся также работы художников Даниэля и Максима Митлянских, Л. Корчемкина, В. Захарова, В. Чудина, М. Копьева и др.


Необходимо также отметить коллекцию карандашных зарисовок (шаржей): портреты советских партийных деятелей, сделанные в 1920-е годы во время заседаний членом коллегии Наркомвода Владимиром Аркадьевичем Трониным (дар семьи Трониных).

За время работы музея сформировалась небольшая коллекция произведений современного искусства, представленная работами российских и зарубежных художников: Генри Элибикяна, Александра Ермолаева, Петры Вебер, Кирилла Мамонова, Сергея Калинина, Германа Виноградова, Георгия Литичевского и др. Многие работы коллекции неоднократно привлекались и привлекаются авторами на различные выставки.

Коллекция открыток и плакатов представлена в основном советскими плакатами и открытками ХХ века, в том числе его первой половины. Тематика открыток разнообразна: видовые открытки, художественные открытки, поздравительные открытки, актеры театра и кино, открытки политиздата и др.

Предметный фонд


Предметный фонд насчитывает более 500 единиц хранения.

В Коллекции «Принудительный труд и быт ГУЛАГа» хранится около ста экспонатов, среди которых – рабочие инструменты, посуда, одежда и др. Большая часть поступлений – предметы, найденные в экспедиции в Якутию, организованной сотрудниками музея в 1997 году. Среди находок – форма для выпечки хлеба, зубило, кирка, лопата и др. Черпак для чая, алюминиевые миску и кружку передали в дар для экспозиции сотрудники Музея вечной мерзлоты из Игарки. Телогрейка, деревянный чемодан, лоскутное одеяло, баян – те немногие вещи, с которыми возвращались бывшие заключенные из лагерей и ссылок.

В разделе «Рукоделие и ремесло» хранятся многочисленные вышивки, шитье, вязанье, поделки, в том числе вышивки, подаренные музею Гульнар Асановной Калайджи, дочерью узницы «АЛЖИРа» Эдис Мусаниф. Эдис Мусаниф работала вышивальщицей на швейной фабрике в цехе строчевышивальных изделий. Вышивальщицы работали по эскизам лагерных художников.

В разделе экспозиции «Путь через ГУЛАГ» представлена самодельная балалайка – находка В.К. Верникова в экспедиции на «Мертвую дорогу». И.И. Ермакова подарила для экспозиции семейные реликвии: шкатулку, пуговицы, рамку для фотографии. Эти подарки для дочери сделал в знаменитой Туполевской «шарашке» Игорь Борисович Бабин.

Особое место занимают предметы, связанные с советским периодом. Подлинные предметы для витрин «Диссидентская кухня» и «Самиздат» предоставили Е. Боннэр, В. Вольпина, Е. Шиханович, Ю. Гримм, В. Войнович, И. Шихеева-Гайстер.

Документальный фонд


Коллекция «Документы ГУЛАГа»: копии и подлинные документы и фотографии из следственных дел, свидетельства о смерти, справки об освобождении и реабилитации, лагерные письма, рукописи воспоминаний и др. документы. В коллекции также хранятся несколько личных и семейных архивов. Архив документов, переданный наследниками П.Ж. Озела, содержит выписки из протоколов заседаний «троек» (с постановлением о расстреле), описи актов судебной комиссии НКВД ССССР за 1937 -1938 годов, негативы к расстрельным спискам, фотографии из следственных дел и другие документы. Часть своего архива с картотекой Сахаровскому центру передал М. Б. Миндлин (1909-1998), руководитель общественной группы по увековечиванию памяти жертв политических репрессий при Комиссии по делам необоснованно репрессированных при Моссовете. Картотека стала основой электронной базы данных «Мартиролог жертв политических репрессий, расстрелянных и захороненных в Москве и Московской области в 1921—1953 гг.».

Коллекция «Память о бесправии» сформирована в процессе работы над музейными проектами, такими как «Памятники жертвам политических репрессий, установленные на территории бывшего СССР», «Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы». Коллекция насчитывает более 1500 фотографий.

Основой коллекции «Белый список» стали материалы из фотоархива, собранного британским профессором Питером Реддуэем – всего около 1500 редких любительских фотографий (негативов) диссидентов, советских тюрем, лагерей, психбольниц.


Коллекция «Самиздат и тамиздат» – более 500 экспонатов неподцензурной литературы, распространявшейся в СССР, а также принадлежности для изготовления и распространения самиздата: пишущая машинка, магнитофон, радиоприемники, фотоаппараты, самодельное приспособление для чтения текстов. В коллекции хранится один из 12 подлинных экземпляров альманаха «МетрОполь», принадлежавший Елене Георгиевне Боннэр.


В фондах также хранится небольшая коллекция газет, которая включает в себя материалы по Кронштадскому мятежу 1921 года(«Известия революционного комитета»), экстренный выпуск газеты РОСТА со списком лиц, расстрелянных по постановлению ВЧК (1919 г.), собрание советских газет 1930-х – 1960-х гг.

Музеем собрана коллекция аудио- и видеоматериалов. В коллекции хранятсявидео- и аудиозаписи воспоминаний узников ГУЛАГа, видеоархив «Живые голоса Чернобыля, видеоматериалы, переданные Центром исследования и популяризации чеченской культуры «ЛАМ» (Грозный) и др.

Архив событий Сахаровского центра – фотоархив и аудио-видеоархив записей мероприятий, которые проходят в Сахаровском центре с 1996 года.

В музей передано несколько личных архивов:

Архив А.С. Есенина-Вольпина

Александр Сергеевич Есенин-Вольпин родился в 1924 году в Ленинграде. Математик, философ, поэт, один из лидеров диссидентского и правозащитного движения в СССР, политзаключённый (общий срок пребывания в тюрьмах, ссылке и «психушках» — 14 лет). Среди документов архива – черновики текстов научных статей, литературные материалы, личная переписка, переписка с университетами США, материалы по гражданским и политическим правам, материалы, относящиеся к периоду заточения в психиатрическую больницу и др.

Архив В.В. Сокирко

Виктор Владимирович Сокирко родился в 1939 году в Москве. Участник правозащитного движения в Советском Союзе. В 1973 году осуждён за отказ от дачи показаний по делу Якира-Красина. В 1980 году осуждён за издание сборников «Поиски» и «В защиту экономических свобод» на три года лишения свободы условно. Архив представляет собой собрание самиздата с 1966 по 1989 гг.: сборники «В защиту экономических свобод» (под псевдонимом К. Буржуадемов), дневники, письма, статьи, рефераты, переписка с В.А. Абрамкиным 1980-1988 годов, отдельные номера выпусков ХТС и сборника «Голос осужденных хозяйственников» и др.

Архив Л. Б.Терновского

Леонард Борисович Терновский (1933-2006)– врач, писатель, участник правозащитного движения в СССР и постсоветской России, член Московской Хельсинкской группы. В архиве собраны материалы рабочей Комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях, документы, рукописи, самиздат, фотоархив и др.

Архив политолога А. А. Собянина включает в себя материалы о выборах и референдумах, проходивших в стране с 1989 по 1996 годы. Архив передала Собянина Ирина Владимировна в 1998 году.



Личность и судьба А. Д. Сахарова


sakharovАндрей Дмитриевич Сахаров был явлением мирового масштаба. Сам же он писал: « Судьба моя была в каком-то смысле исключительной. Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне своей судьбы».

Представленные в экспозиции отрывки из мемуаров Сахарова, впечатления о нем других людей, документы и фотографии – это попытка рассказать о необычном пути этого человека. « Я рассказываю о событиях и впечатлениях моей жизни, о близких мне людях и о других, чья роль в ней также была значительной в том или ином смысле, о повлиявших на меня идеях, о своей научной, изобретательской и общественной деятельности. Я оказался свидетелем или участником некоторых событий большого значения — я пытаюсь рассказать о них…», – писал Сахаров.
Происхождение

Особая атмосфера сахаровского дома, традиции дореволюционной русской интеллигенции, Московская школа в теоретической физике, И.Е.Тамм

Свои « Воспоминания» Андрей Дмитриевич Сахаров начинает с рассказа о детских годах, о родителях, предках, хотя и признается, что « многого очень важного» о них он не знает.

Его мать Екатерина Алексеевна Сахарова (ур. Софиано) – дочь дворянина и потомственного военного Алексея Семёновича Софиано, вышедшего в отставку в 1917 г. в чине генерал-лейтенанта. Бабушка с материнской стороны Зинаида Евграфовна происходила из старинного дворянского рода Мухановых.

Три поколения предков со стороны отца были священнослужителями, и только дед Иван Николаевич Сахаров нарушил традицию и стал адвокатом. Он был одним из составителей сборника статей « Против смертной казни» (1905 г.). Эту книгу Андрей Дмитриевич читал в детстве, не зная еще, что спустя годы сам будет бороться за отмену смертной казни. Бабушка по отцовской линии Мария Петровна Сахарова (ур. Домуховская) – дочь сильно обедневшего смоленского дворянина.

Отец Андрея Дмитриевича, Дмитрий Иванович Сахаров, был преподавателем физики в педагогических институтах, методистом, автором многих учебников и популяризатором физики. Его « Сборник задач по физике» выдержал 13 изданий и был очень популярен у преподавателей и учащихся.

Еще в 12-14 лет показанные отцом опыты воспринимались Андреем Сахаровым как ослепительное чудо. Любимым чтением его были научно-популярные, научно-фантастические, а позднее и « вполне научные» книги из отцовской библиотеки. « Мое детство прошло в большой коммунальной квартире, где, впрочем, большинство комнат занимали семьи наших родственников и лишь часть – посторонние. В доме сохранялся традиционный дух большой крепкой семьи – постоянное деятельное трудолюбие и уважение к трудовому умению, взаимная семейная поддержка, любовь к литературе и науке», – писал А.Сахаров.

 


Детские годы Андрею Дмитриевичу запомнились семейными праздниками в дни рождения детей, их именин, летними поездками на дачу, играми в индейцев и казаков-разбойников, интересными книгами Пушкина, Дюма, Жюля Верна, Андерсена, Майн Рида с непременным обсуждением прочитанного. А. Д. Сахаров получил прекрасное домашнее образование, в школу поступил сразу в 7 класс. А в 1938 г. стал студентом физического факультета МГУ, сделав выбор во многом под влиянием отца.
Война и наука

 

sakharov6Окончание университета, Ульяновск, Сахаров – инженер, аспирантура, масштаб научного дарования А.Д.Сахарова, Заявление Трумэна

В 1942 г. Андрей Сахаров с отличием окончил МГУ. Ему была присвоена квалификация научного работника в области физики, преподавателя ВУЗа и ВТУЗа и звание учителя средней школы.

Талантливому молодому физику предложили продолжать обучение в аспирантуре. Сахаров отказался, считая, что продолжать учебу во время войны, когда он может делать что-то полезное для страны, было бы неправильно, и поехал по распределению на военный завод в Ульяновске. Работая инженером-изобретателем, Сахаров сделал несколько усовершенствований, среди которых был прибор для контроля закалки сердечников, долгое время применявшийся в производстве.

На заводе он познакомился со своей будущей женой Клавдией Алексеевной Вихиревой. « Мы прожили вместе 26 лет до смерти Клавы 8 марта 1969 года. У нас было трое детей — старшая дочь Таня…, дочь Люба…, сын Дмитрий… В нашей жизни были периоды счастья, иногда целые годы, и я очень благодарен Клаве за них», – спустя годы писал Андрей Дмитриевич.

 


В 1945 г. Сахаров стал аспирантом Физического института им. Лебедева Академии наук СССР (ФИАН). Его научным руководителем был выдающийся ученый И. Е. Тамм. Особенное влияние на Сахарова оказали не только научные таланты, но и человеческие качества Тамма — честность, убеждение, « что самое важное — это строить, делать полезное», умение признавать ошибки, его внимание к людям и готовность помочь.

 

sakharov8Через несколько месяцев после поступления А. Д. Сахарова в аспирантуру закончилась Вторая мировая война. « Наступил август 1945 года. Утром 7 августа я вышел из дома в булочную и остановился у вывешенной на стене газеты. В глаза бросилось сообщение о заявлении Трумэна: на Хиросиму 6 августа 1945 года в 8 часов утра сброшена атомная бомба огромной разрушительной силы в 20 тысяч тонн тротила. У меня подкосились ноги. Я понял, что моя судьба и судьба очень многих, может всех, внезапно изменилась. В жизнь вошло что-то новое и страшное, и вошло со стороны самой большой науки — перед которой я внутренне преклонялся», – вспоминал Сахаров.

В ноябре 1947 г. А. Д. Сахаров досрочно защитил кандидатскую диссертацию, о которой И. Е. Тамм писал: « Самостоятельность, оригинальность, которые отмечаются в его диссертации и во многих его беседах… – все это показывает, что Андрею Дмитриевичу очень многое дано и от него очень многого можно ждать…».
Объект

В ядерном архипелаге, об общественном положении и гражданской позиции А.Д.Сахарова до 1968 года, А.Сахаров и Н.Хрущев

Вскоре после войны ФИАН был подключен к работе над советским ядерным проектом, который курировал глава НКВД Л. П. Берия. В июне 1948 г. А. Д. Сахарова без его личного согласия ввели в исследовательскую группу, занимавшуюся теоретическими и расчетными работами с целью выявления возможности создания водородной бомбы. Долгое время ни советским, ни американским физикам не удавалось создать конкретное « изделие» на основе существующих теоретических разработок. Андрей Дмитриевич предложил новую неожиданную конструкторскую идею, которая получила название « сахаровской слойки». В 1950 г. он был переведен на секретный « объект», бывший прежде поселком со знаменитым Саровским монастырем, а затем исчезнувший с географических карт и позже получивший новое имя — Арзамас-16.

 


В августе 1953 г. было проведено первое успешное испытание советской термоядерной бомбы — « сахаровской слойки». С этого момента Сахаров вошел в состав научно-технической элиты СССР. Трижды (в 1954 г., 1956 г. и 1962 г.) он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, стал лауреатом Сталинской (1953 г.) и Ленинской (1956 г.) премий, награжден орденом Ленина (1954 г.). В октябре 1953 г. он был избран действительным членом Академии наук СССР.

 

« Я не мог не сознавать, какими страшными, нечеловеческими делами мы занимались. Но только что окончилась война — тоже нечеловеческое дело. Я не был солдатом на той войне — но чувствовал себя солдатом этой, научно-технической…», – писал Сахаров.

Участие в разработке термоядерного оружия и его испытаниях для Андрея Дмитриевича сопровождалось все более острым осознанием порожденных этим моральных проблем. « С конца 50-х годов я стал активно выступать за прекращение или ограничение испытаний ядерного оружия. В 1961 году в связи с этим у меня возник конфликт с Хрущевым, в 1962 году – с министром среднего машиностроения Славским», – вспоминал Сахаров.

В 1958 г. в научной и научно-популярной статьях о радиоактивной опасности ядерных испытаний А. Д. Сахаров приводил свои расчеты: взрыв одной мегатонны термоядерного заряда унесет жизни 6600 человек в течение 8000 лет. «… Единственная специфика в моральном аспекте данной проблемы — это полная безнаказанность преступления, поскольку в каждом конкретном случае гибели человека нельзя доказать, что причина лежит в радиации, а также в силу полной беззащитности потомков по отношению к нашим действиям», – писал он.
Выбор

Работы по космологии, общественные взгляды и позиция А.Д.Сахарова в конце 50-х — 60-е годы, статьи о « непороговых биологических эффектах» (Сахаров и Теллер), выборы в АН СССР 1964 г., « Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе»

Осенью 1962 г., несмотря на протесты Сахарова и его усилия помешать этому, в СССР было проведено испытание сразу двух схожих по конструкции мощных термоядерных устройств исключительно из соображений межведомственной конкуренции. В своих воспоминаниях Андрей Дмитриевич писал об этом: « Ужасное преступление совершилось, и я не смог его предотвратить… Я решил, что отныне я в основном сосредоточу свои усилия на осуществлении… плана прекращения испытаний в трех средах». В 1963 г. СССР и США подписали Московский договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах, испытания оружия были переведены под землю. Позднее к договору присоединились Англия и Франция. Сахаров гордился причастностью к разработке этого договора.

 


А. Д. Сахаров сочетал в себе исключительные таланты ученого-теоретика и изобретателя. Он работал над проблемами мирного использования термоядерной энергии. В 1950 г. совместно с И.Е. Таммом он выдвинул и развил идею создания магнитного термоядерного реактора (МТР). В 1960-е гг. им написаны теоретические работы по космологии, гравитации, физике элементарных частиц, научно-популярные и футурологические статьи.

 

« Уже в конце 50-х годов и особенно в 60-е годы все большее место в моем мире стали занимать общественные вопросы. Они вынуждали к выступлениям, действиям, отодвигая на задний план многое другое, в какой-то мере и науку», – писал Сахаров. В 1964 г. он резко выступил на заседании общего собрания Академии Наук против избрания членом академии Н. И. Нуждина, бывшего « одним из ближайших сподвижников Т. Д. Лысенко, одним из соучастников и вдохновителей лженаучных авантюр и гонений на настоящую науку».

В 1968 г. Сахаров написал статью « Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В ней он рассматривал глобальные проблемы, грозящие гибелью человечеству. В работе сформулирован тезис « о сближении социалистической и капиталистической систем, сопровождающемся демократизацией, демилитаризацией, социальным и научно-техническим прогрессом как единственной альтернативе гибели человечества». Эта работа попала в самиздат. Послал А. Д. Сахаров статью и руководителю государства, Л. И. Брежневу, а немного позднее ее опубликовали за рубежом. Дискуссия по поводу этой статьи длилась на Западе в течение 2 лет, за это время она была издана на 17 языках общим тиражом 18 млн. экземпляров.
Противостояние

Письма и обращения в защиту конкретных людей, поездки на суды, интервью иностранным корреспондентам, травля в советской прессе, Нобелевская премия Мира, А.Сахаров и А.Солженицын

Еще будучи работником « объекта», А. Д. Сахаров познакомился с людьми, которых называли диссидентами. В среде этих новых людей Андрей Дмитриевич, уже после смерти жены, Клавдии Алексеевны Вихиревой, повстречал Елену Георгиевну Боннэр. В 1972 г. они поженились. Близкие и друзья называли Елену Георгиевну Люсей. « Люся с ее открытой и действенной человечностью стойко и самоотверженно поддерживает меня все эти трудные годы, часто принимая основной удар на себя, помогает мне словом и делом...», – писал Сахаров о жене.

Открытые письма и выступления Андрея Сахарова в защиту А. Солженицына, А. Марченко, С. Каллистратовой и многих других людей, подвергавшихся преследованию со стороны государства, требовали немалого гражданского мужества. Неоднократно Сахаров составлял письма против произвола властей, являлся инициатором сбора подписей под коллективными документами, например, под письмом с призывом принять закон об отмене смертной казни, которое в 1972 г. было направлено в Верховный Совет СССР.

В ноябре 1970 г. в Москве был создан Комитет прав человека, одним из трех его основателей был Сахаров. С 1970 г. А. Д. Сахаров ездил на судебные процессы, давал интервью и устраивал пресс-конференции для иностранных журналистов.

На родине в адрес Сахарова звучали обвинения и угрозы физической расправы. Санкционированная властями травля Сахарова в печати в 1973 г. началась с осуждающего Сахарова письма 40 академиков.

 


В 1975 г. Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира за «… бескомпромиссную борьбу против злоупотреблений властью во всех их проявлениях…». Его Нобелевскую лекцию зачитала в Осло Е. Г. Боннэр, так как Андрей Дмитриевич не имел права выезжать за пределы страны.

 

В его квартире еще в 1970 г. с позволения Политбюро ЦК КПСС было установлено прослушивающее оборудование, сотрудники КГБ регулярно устраивали негласные обыски в его квартире, выкрадывали рукописи и документы. Преследованию подвергались Е. Г. Боннэр, ее дети и даже внуки. В 1977-1978 гг. дети вынуждены были уехать из СССР.
Горький

Ввод войск в Афганистан, ссылка в Горький (Нижний Новгород), голодовки

В январе 1980 г., после открытого выступления Андрея Дмитриевича против введения советских войск в Афганистан, Президиум Верховного Совета СССР принял « Указ о лишении Сахарова А. Д. государственных наград СССР» и « О выселении в административном порядке из г. Москвы».

В Горьком его поселили на квартире, оборудованной всем необходимым для слежки за ним. На заявления с требованием дать ему возможность защищаться в суде Сахаров не получал ответа. Академия наук СССР не осмелилась всерьез выступить в защиту Сахарова, как это все годы ссылки делали общественные деятели и даже правительства многих стран.

Его связующим звеном с внешним миром была Елена Боннэр, сделавшая более 100 поездок Москва — Горький – Москва. В 1984 г. она сама была осуждена по ст. 190-прим. УК РСФСР (за распространение « ложных, клеветнических измышлений, порочащих советский … строй») и приговорена к 5 годам ссылки в Горький.

В ссылке Андрей Дмитриевич продолжал свою общественную деятельность и написал несколько научных статей, среди них — « Космологические модели с поворотом стрелы времени» (1980). В Советском Союзе писали о деградации Сахарова как ученого, президент Академии наук А. П. Александров в разговоре с американским коллегой 20 октября 1980 г. называл Андрея Дмитриевича психически больным. А в США в 1982 г. и во Франции в 1984 г. были изданы сборники научных трудов А.Д. Сахарова.

В Горьком Сахаров провел несколько голодовок. Самым острым для Сахарова вопросом в первые годы ссылки было дело его невестки Лизы Алексеевой, которой власти отказывали в праве уехать к мужу за границу. Не добившись официальными средствами разрешения на выезд, 22 ноября 1981 г. Андрей Дмитриевич и Елена Георгиевна объявили голодовку. Лиза Алексеева получила разрешение покинуть СССР и улетела 19 декабря 1981 г.

 


178 дней с небольшими перерывами голодал Сахаров в 1985 г., добиваясь разрешения для жены выехать за границу для операции на сердце и встречи с родными. Его насильно помещали в больницу, искусственно кормили через зонд, « лечили» неизвестными препаратами. За рубежом в это время распространялись документальные фильмы, снятые в Горьком в разное время сотрудниками КГБ скрытой камерой. Из них следовало, что Сахаров чувствует себя прекрасно, и его жизни ничто не угрожает.
Возвращение

 

Возвращение из ссылки, общественная деятельность 1987-89 гг., масштаб поддержки А.Сахарова (митинги), Съезд, А.Сахаров и М.Горбачев, проект Конституции

В 1985 г. генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев, начавший в стране политику « перестройки». В 1986 г. Сахаров дважды обращался к Горбачеву с призывом освободить узников совести и прекратить его собственную изоляцию. В конце 1986 г. Политбюро ЦК КПСС приняло решение возвратить Сахарова из ссылки, и 23 декабря после семилетней изоляции А. Д. Сахаров и Е. Г. Боннэр вернулись в Москву.

Последние три года жизни Сахарова были чрезвычайно напряженными. Для многих людей он стал неформальным лидером демократического движения в СССР. А в глазах КГБ — « генератором оппозиционных идей».

В феврале 1987 г. Сахаров принял участие в Московском форуме « За безъядерный мир, за выживание человечества». В декабре 1987 г. он стал председателем комиссии Президиума АН СССР по космомикрофизике.

В июне 1988 г. выступил на первом санкционированном митинге общества « Мемориал», почетным председателем которого он был избран. В октябре 1988 г. Сахаров стал членом Президиума АН СССР. В ноябре-декабре 1988 г. состоялась первая поездка А. Д. Сахарова за границу. А в декабре во время кризиса в Нагорном Карабахе и землетрясения в Армении он совершил поездку в Азербайджан, Армению и Нагорный Карабах.

В апреле 1989 г. Сахаров был избран депутатом I съезда народных депутатов СССР, принимал активное участие в работе съезда и Межрегиональной депутатской группы, сопредседателем которой он стал. Это была истинная демократическая оппозиция составу съезда. Сахаров выдвинул проект Декрета о власти, который отменял 6-ю статью Конституции СССР о руководящей роли КПСС.

В ноябре 1989 г., будучи членом Конституционной комиссии съезда, народный депутат Сахаров представил свой проект Конституции Союза Советских Республик Европы и Азии. Его проект оказался единственным, поданным председателю комиссии Горбачеву.

12-13 декабря Сахаров участвовал в работе II съезда народных депутатов СССР. 14 декабря 1989 г., после напряженного рабочего дня Андрей Дмитриевич Сахаров скончался. Проститься с великим человеком пришли тысячи людей.
Постскриптум

« Судьба моя была в каком-то смысле исключительной. Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне своей судьбы» — А.Д.Сахаров

Каким же он был — Андрей Дмитриевич Сахаров?

 


Застенчивым и скромным человеком, который не любил новых вещей, любил мыть посуду, дарил жене цветы и вазы, поразительно знал и любил Пушкина и Блока.

 

Ученым с мировым именем, на счету которого не только изобретение водородной бомбы, но и разработки к будущему применению термоядерной энергии в мирных целях, важные работы о развитии Вселенной, работы по квантовой физике.

Общественным и политическим деятелем, интеллектуальным и нравственным лидером, одним из первых, кто обратился к вечным этическим проблемам, сделав попытку связать воедино технический прогресс и приоритетность ценности человеческой жизни.

Академиком АН СССР, почетным членом 12 зарубежных национальных академий и 4 международных общественных организаций; обладателем 40 наград и премий зарубежных общественных организаций, 24 почетных ученых степеней и званий зарубежных университетов; почетным гражданином 6 зарубежных городов…

Для каждого из тех, кто его знал, он, наверное, был разным. Одинаковым было только ощущение силы этого Человека.

« Андрей Дмитриевич был, конечно, в первую очередь физиком-теоретиком. Характерным для него было, однако, и то, что нередко, выдвинув какую-нибудь физическую идею, он тут же начинал рисовать эскизы экспериментальных или даже промышленных установок для ее реализации и делать количественные оценки возможных результатов. Мышление Андрея Дмитриевича было конкретным и образным, даже в самых абстрактных вопросах теоретической физики».
Л. В. Келдыш, физик, академик РАН

« Мое краткое общение с Сахаровым утвердило меня в мысли о том, что он был оптимистом… В условиях, в которых жил Сахаров, для сохранения оптимизма нужна была огромная духовная сила. У Сахарова она была. Он много сделал для разрешения конфликта между Востоком и Западом, и мы с благодарностью будем его помнить».
Э. Теллер, американский физик, « отец» водородной бомбы.

« А. Д. умел чувствовать чужую боль собственной кожей. Вот этот острый талант, острый и высокий, заставлял его не быть безразличным никогда».
С. А. Ковалев, правозащитник.


Митинг у здания Президиума Академии наук.
2 февраля 1989 г.



Путь через ГУЛАГ


gulag05Идея экспозиции подсказана книгой Александра Солженицына « Архипелаг ГУЛАГ». Экспозиция рассказывает о пути человека, попавшего в лагерь и прошедшего несколько кругов гулаговского ада: арест, следствие, приговор, лагерь, освобождение и реабилитация.

У человека, прошедшего через ГУЛАГ, оставалось не много вещественных напоминаний о том, что с ним там происходило. Да и не каждому хотелось хранить дома эти доказательства свершившегося над ним насилия. Но от личных переживаний, от воспоминаний избавиться невозможно, как невозможно оставаться с ними один на один. Может быть, поэтому бывшие заключенные, их родные охотно передавали в музеи вещи, которые свидетельствуют – все это было, все это правда. Воспоминания бывших узников ГУЛАГа будто наделяют эти вещи способностью рассказать о скорбном пути их владельца через все круги гулаговского ада – от ареста до реабилитации. « Накануне», « арест», « тюрьма», « следствие», « приговор», « этап», « лагерь», « освобождение» – такое строение раздела « Путь через Гулаг» подсказано книгой А. Солженицына « Архипелаг ГУЛАГ». Завершает раздел текст печально знаменитой 58 статьи УК РСФСР, имевшей 14 пунктов. Именно по этой статье за « контрреволюционные преступления» – « шпионаж», « государственную измену», « подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли», « саботаж», « антисоветскую пропаганду и агитацию», « терроризм» была осуждена большая часть незаконно репрессированных.
1. Накануне ареста


Арест выхватывал человека из привычной жизни неожиданно, иногда оставляя родным на память о нем всего несколько вещиц, символов былого благополучия: столовую посуду, настенный коврик, спичечницу, охотничью мерку для пороха… И ощущение растерянности, непонимания – за что?

Поводом для ареста могло стать что угодно: непролетарское происхождение, собранная на колхозном поле горсть колосков, родственные или дружеские отношения с уже арестованным, « нарушение паспортного режима», даже опоздание на работу.

Допущенная по недосмотру опечатка в газете (вместо « троцкистской нечисти» было напечатано « советской нечисти») стоила наборщику Д. Г. Ларюкову не только свободы, но и жизни. В справке на арест И. П. Бреч говорится, что он « достаточно изобличается как участник контрреволюционной организации» показаниями обвиняемых по делу о националистической организации, сфабрикованному в кабинетах НКВД.


Любое неосторожное слово, сказанное не только при посторонних, но и в кругу друзей, могло стоить жизни. Страна была наводнена секретными сотрудниками органов безопасности – сексотами, регулярно поставляющими агентурные донесения, которые тоже были достаточным основанием для ареста. В « самой свободной стране» мира доносительство было возведено в ранг гражданской добродетели.
2. Арест

gulag02« Арест!!! Сказать ли, что это перелом всей вашей жизни? Что это прямой удар молнии в вас? Что это невменяемое духовное сотрясение, с которым не каждый может освоиться и часто сползает в безумие?»
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

« Аресты имеют классификацию по разным признакам: ночные и дневные; домашние, служебные, путевые; первичные и повторные; расчлененные и групповые. Аресты различаются по степени требуемой неожиданности, по степени ожидаемого сопротивления (но в десятках миллионов случаев сопротивления никакого не ожидалось, как и не было его). Аресты различаются по серьезности заданного обыска; по необходимости делать опись для конфискации, опечатку комнат или квартиры; по необходимости арестовывать вслед за мужем также и жену, а детей отправлять в детдом, либо весь остаток семьи в ссылку, либо еще и стариков в лагерь».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

При обыске оперативниками изымались все документы: паспорт, удостоверения, студенческие билеты, даже проездные документы. Составлялась опись конфискуемых вещей. Часть изъятого можно было затем обнаружить уже в домах самих работников ОГПУ-НКВД или в магазинах « случайных вещей». « Не имеющее ценности» уничтожалось, как были уничтожены рукописи, записные книжки выдающегося ученого-биолога Н. И. Вавилова, при том, что кремневый пистолет и два винтовочных патрона, найденные при обыске, были сданы на склад НКВД.

Вряд ли сотрудники госбезопасности понимали, кто такой Вавилов, и могли определить ценность его научного материала. Чаще всего в органы шли работать люди, имевшие образование в несколько классов начальной школы. Для них это была реальная возможность, не имея специальности подняться по социальной лестнице, обеспечить себя материально, иметь то, что было недостижимым для простых советских граждан. Каждый сотрудник карательных органов должен был подписать обязательство хранить в строжайшем секрете все сведения и данные об их работе.
3. Тюрьма – следствие – приговор


С течением времени методы ведения следствия были разработаны до мельчайших деталей. Следствие стало конвейером, где угрозы, пытки чередовались с задушевными разговорами, заключения в карцер – с предложениями сотрудничества.

«… Надо думать, не существовало такого перечня пыток и издевательств, который в типографски отпечатанном виде вручался бы следователям… А просто говорилось…, что все меры и средства хороши, раз они направлены к высокой цели; что тюремный врач должен как можно меньше вмешиваться в ход следствия. Вероятно устраивали товарищеский обмен опытом, « учились у передовых»; ну, и объявлялась « материальная заинтересованность» – повышенная оплата за ночные часы, премиальные за сжатые сроки следствия…».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

По окончании следствия арестованный ожидал суда, на котором надеялся доказать всю абсурдность предъявленных ему обвинений. Он не догадывался, что в « соответствующие инстанции» уже направлено обвинительное заключение, а внесудебные органы – Особое совещание или местная « тройка» вынесут приговор заочно на основании протоколов, без суда, без опроса обвиняемого. В день секретарями иногда подписывались сотни готовых бланков выписок из протоколов заседания внесудебных органов, на которых стояло слово « расстрелять». Приговор являлся окончательным. Приговоренных к « высшей мере социальной защиты» собирали сначала в одну камеру, потом из камеры смерти выводили ночью в подвалы или вывозили на специальные полигоны и там расстреливали. В Москве массовые захоронения расстрелянных производились на полигоне НКВД в Бутово, Коммунарке, на Донском и Ваганьковском кладбищах, на территории Яузской больницы. По официальным источникам, только в Москве и Московской области в 1921 – 1953 гг. было расстреляно около 35 тысяч человек. Одной из сотен тысяч жертв кровавого произвола стала петроградская учительница Е.П. Зарудная, мать шестерых детей. Ее муж-офицер эмигрировал из России сразу после революции. Это дало повод обвинить ее в связи с белогвардейцами во время Гражданской войны. В 1921 году в Омске она была арестована и в том же году расстреляна. Детей удалось спасти – при посредстве американского консула они были вывезены в Японию, а оттуда в Америку.


4. Этап

В тюрьме завершался жизненный путь многих людей. Оставшиеся в живых обрекались на годы тюрем и лагерей. « Приговор – лотерейный билет: никто даже не пытался найти объяснения, почему одни получали 10 лет, другие – 8, третьи – 5. Срок наказания – карты в азартной игре, где ставка – судьба человека», – писала бывшая узница ГУЛАГа Н. И. Гаген-Торн. Перед этапом составлялся наряд, предписывающий, в какой лагерь или ссылку препровождается заключенный. Три ареста и приговора пережила З. Д. Марченко. Она вспоминала о втором своем этапе: « Почти год продержали меня в конотопской тюрьме, после чего, не объявив ни срока, ни места назначенного (без суда!) наказания, вместе с другими заключенными посадили в столыпинский вагон и повезли куда-то на восток.

gulag7Столыпинский вагон – не теплушка с нарами, а пассажирский, в котором купе имели сплошные нары и были отделены от коридора решетчатой дверью. Поездка была очень тяжелая, обслуга над нами издевалась, давали селедку и не давали воды, в туалет выпускали на самое короткое время. Везли с остановками в тюремных пересылках…

Не помню подробностей переезда до Владивостока. Помню, как мы вошли на территорию пересыльного лагеря на Черной Речке.

Женская зона – двор, обнесенный забором с проволокой поверху, большой барак – нары в три яруса. Барак переполнен, и нас – группу вновь прибывших – уложили прямо на полу « шпалами», по средней линии барака…»

Теплушками и « столыпинскими» вагонами с зарешеченными окнами и надписями « Спецоборудование», на забитых до отказа пароходах и баржах, многокилометровыми маршами через снежную или песчаную пустыню людей доставляли к месту заключения. Живыми добирались не все.

« Когда в Соликамске разгружали эшелон из ленинградских тюрем (1942) – вся насыпь была уложена трупами, и лишь немногие доехали живыми. Зимами 1944-45 и 1945-46 годов в поселок Железнодорожный (Княж-Погост), как и во все главные узлы Севера, от Ижмы до Воркуты, арестантские эшелоны с освобожденных территорий… шли без печек и приходили, везя при себе вагон или два трупов».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»
5. Лагерь


Исправительно-трудовой лагерь должен был решать, по мнению карательных органов, несколько задач: изолировать от общества « сомнительных» лиц, поставлять государству дешевую рабочую силу, перевоспитывать заключенных трудом. Газеты « Перековка», « Шахтер», « Строитель БАМа» и другие от имени самих заключенных давали повышенные обязательства, рапортовали об участии бесправных зэков в стахановском движении, вскрывали отдельные недочеты. Для учета выполненной нормы на заключенного заводилась расчетная книжка. В 30-е гг. за ударную работу предоставлялись некоторые льготы – разрешалось свидание с родными, выделялись дополнительное питание и даже денежные премии. Но, как правило, в жизни подавляющего большинства заключенных, которые были не в состоянии выполнить, а тем более перевыполнить непосильные нормы, все это не играло существенной роли. В соответствии с постановлениями Совета Министров СССР от 20 ноября 1948 г. и от 13 марта 1950 г. заключенные во всех исправительно-трудовых лагерях и колониях за свой труд получали заработную плату, которая была значительно ниже, чем у вольнонаемных. Из заработка вычиталась стоимость питания, одежды, охраны. На оставшуюся небольшую сумму можно было что-то купить в лагерном ларьке. Еще одной формой поощрения хорошо работающих и не нарушающих режим были « зачеты». Каждый месяц со срока скашивалось определенное количество дней – в зависимости от характера работы.


«Видов этих общих работ не перечесть, не перебрать, языком не перекидать. Тачку катать… Носилки таскать. Кирпичи разгружать голыми руками…. Таскать кирпичи на себе « козой»… Ломать из карьеров камень и уголь, брать глину и песок. Золотоносной породы накайлить шесть кубиков да отвезти на бутару… Уголек рубить под землею… Можно креозотом пропитывать шпалы… Тоннели можно рубить для дорог. Пути подсыпать. Можно по пояс в грязи вынимать торф из болота. Можно плавить руды. Можно лить металл. Можно кочки на мокрых лугах выкашивать … Но старше всех работ Архипелага – лесоповал…».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

А основные орудия труда на « стройках социализма» – тачка, лопата, кайло, зубило, ручная пила… Рабочий день от 12 до 16 часов на 50-градусном морозе или при удушающей жаре, скудное некалорийное питание, непосильные нормы выработки, нечеловеческие условия проживания в бараках тысячами сводили заключенных в могилу.
6. Лагерный быт


Тепло, отдых, еда – то, от чего зависела жизнь в лагере, – всегда были в дефиците.

Питание заключенного зависело от нормы выработки.

«« Котлы» разделяются: при выполнении (в каждом лагере это высчитывается по-своему) скажем 30% нормы – котел карцерный: 300 граммов хлеба и миска баланды в день; с 30% до 80% – штрафной: 400 граммов хлеба и две миски баланды; с 81% до 100% – производственный: 500-600 граммов хлеба и три миски баланды; дальше идут котлы ударные, причем разные: 700-900 хлеба и дополнительная каша, две каши, « премблюдо» (« премиальное») – какой-нибудь темный горьковатый ржаной пирожок с горохом».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

Никакой посуды в начале отбытия наказания у многих зэков для получения баланды не было, в качестве мисок использовали даже шапки. Миски, котелки, кружки, черпаки для чая приходилось делать из пустых консервных банок, найденных на помойке.

Получить крепкую теплую одежду – телогрейку, ватные брюки, валенки – доводилось далеко не всем. Чаще во времена особенно массового пополнения лагерей встречалась картина, описанная А. И. Солженицыным: «… Сами бушлаты одного цвета, рукава к ним – другого. Или столько заплат на бушлате, что уже не видно его основы. Или бушлат-огонь (лохмотья как языки пламени)… А на ногах – испытанные русские лапти, только онучей хороших к ним нет. Или кусок автопокрышки, привязанный прямо к босой ноге проволокой, электрическим шнуром… Или « бурки», сшитые из кусков разорванных старых телогреек, а подошвы у них – слой войлока и слой резины».

О строгости режима в особых лагерях напоминали номера на спинах. Иногда их нашивали еще и на шапку, и на колено. Людей лишали даже собственного имени.

Но и в нечеловеческих условиях люди продолжали жить, налаживая, как могли, свой быт. В женских бараках периодически появлялись « уюты» – так в лагерях называли матерчатые занавески, которыми женщины старались отделить и украсить свое место на нарах, устраивая подобие кабинки. « Уюты» то разрешали, то вдруг срывали и запрещали в зависимости от настроения начальства. Но нехитрые поделки: рамочки для фотографий, шахматы, игральные карты, балалайка – хоть немного скрашивали жизнь, лишенную свободы.


7. КВЧ (Культурно-воспитательная часть)


Культурно-воспитательная часть (КВЧ) – непременная составляющая лагерной жизни.

Обязательное наличие КВО (культурно-воспитательного отдела) и КВЧ в лагерях создавало иллюзию, что в советских местах лишения свободы людей не просто изолируют и эксплуатируют, но занимаются их образованием, организуют культурный отдых и « перевоспитывают» – « возвращают к нормальной жизни». Хотя основным делом для КВЧ всегда была агитация « за выполнение и перевыполнение норм», все же они были местом встреч и общения заключенных, спасением от навязчивых мыслей о невыносимости существования. А для лагерных артистов это было спасением от общих работ.

Почти все лагерное начальство любило искусство и поощряло создание лагерных агитбригад. В артистах недостатка не было. Актеры Т. Окуневская, Г. Жженов, З. Федорова, певцы В. Козин, Л. Русланова – и это только люди, которых знала вся страна, а сколько было артистов областных, республиканских театров!

« Такие крепостные театры были на Воркуте, в Норильске, в Соликамске, в Магадане, на всех крупных гулаговских островах. Там эти театры становились почти городскими, едва ли не академическими, они давали в городском здании спектакли для вольных. В первых рядах надменно садились с женами самые крупные местные эмведешники и смотрели на своих рабов с любопытством и презрением. А конвоиры сидели с автоматами за кулисами и в ложах. После концерта артистов, отслушавших аплодисменты, везли в лагерь, а провинившихся – в карцер. Иногда и аплодисментами не давали насладиться».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

Именно для лагерного начальства и вольных зрителей печатались программки концертов и спектаклей.

Актер В. Я. Дворжецкий вспоминал: « Я собрал актеров, музыкантов, литераторов, певцов, танцоров… и, не хвалясь, скажу, завоевал и лагерь, и управление. Нас хвалили, поощряли, премировали и, конечно, нещадно эксплуатировали, посылали на « гастроли» во все лагеря и колонии Омского управления. А нам это не мешало. Мы были нужны – это главное! Везде с успехом выступали, нас везде ждали. Мне это доставляло радость, я видел, что наша деятельность облегчает жизнь людям в заключении…»


8. Письма


Что помогало заключенному выжить, сохранить душевную щедрость, достоинство, честь, надежду?

Научная и изобретательская деятельность в самых суровых условиях давала силы великому русскому ученому, философу и богослову Павлу Александровичу Флоренскому. Арестованный в феврале 1933 г. и осужденный на десять лет исправительно-трудовых лагерей за контрреволюционную деятельность, а по сути за то, что нашел в себе духовные силы не отречься от своего мировоззрения и отказался снять с себя сан священника, он был отправлен в Забайкалье, на строительство БАМа. Здесь он занимался исследованием вечной мерзлоты. В 1934 г. его перевели в Соловецкий лагерь, где он взялся за изучение местных водорослей и проблемы извлечения из них полезного йода. Даже в этих, далеких от идеальных, условиях им было сделано больше десятка открытий и изобретений! Он оставил ряд фундаментальных трудов по богословию, философии культуры, электротехнике и мерзлотоведению.

Из лагеря вместе с письмами домой он посылал детям и акварельные зарисовки разных видов водорослей с их подробным научным описанием.

« Стараюсь как можно больше работать, и в значительной мере, чтобы внутренно держаться. Необходимость быть всегда на людях, видеть и соприкасаться с некоторыми, к которым кроме отвращения ничего не испытываешь, невозможность уединиться, сосредоточиться и продумать что-нибудь углубленно, безчисленные трения, возникающие между заданиями и средствами к осуществлению этих заданий – все это подтачивает нервную систему, и я сознаю, что у меня она уже развинтилась. Помочь тут ничем нельзя, единственное средство, если есть какое, погружаться в работу хотя бы и не углубленную и не столь полезную, какою она могла бы быть при иных условиях. Только ради вас стараюсь поддержать себя, и только желание видеть вас сколько-нибудь удовлетворенными питает силы», – писал П. А. Флоренский жене в 1936 г.

В 1937 г. Особая тройка УНКВД Ленинградской области приняла постановление о расстреле П. А. Флоренского.

Письма с воли, письма от родных из другого лагеря, такие, как написанное на носовом платке письмо от мужа О. Адамовой-Слиозберг, вера в любовь и дружеское участие помогали заключенным не только выживать, но и сохранять свою человеческую сущность, давали силы жить, ждать освобождения, не терять надежду.
9. Освобождение, реабилитация


Приходившее, наконец, освобождение не всегда приносило облегчение. Отсидевшие первый срок в 40-е гг., могли вновь отправиться в лагерь или на « вечное поселение». Получив справку об освобождении, ссыльные сами должны были заботиться о том, чтобы найти жилье, работу. Их обязанностью было ежемесячно являться на регистрацию.

« Что может быть горше сознания, что есть силы, есть мысли и знания, но они никому не нужны? Ты выкинута из жизни. Тебе предлагают на выбор: чистить свинарники или плести маты в колхозе. В лагерях было легче: там видимые глазу заборы и стены, а тут самое сильное глумление, которое может быть совершено над человеком. Говорят: « Вы свободный гражданин, вы даже не лишены права голоса, будете участвовать в выборах», – а без разрешения коменданта не можете двинуться дальше, чем на 10 км», – писала Н. И. Гаген-Торн.

После смерти Сталина и в особенности после разоблачения « культа личности» на XX съезде КПСС началось массовое освобождение политических ссыльных и заключенных. А затем начался и процесс их реабилитации. Многие решения о своей реабилитации не дождались.


Справка о реабилитации бывшей узницы ГУЛАГа В. Г. Иевлевой, освобожденной в 1952 г., гласит: « Дело по обвинению гражданки Иевлевой Валентины Григорьевны, 1928 г. р., уроженки гор. Архангельска, арестованной 28 сентября 1946 г., пересмотрено военным трибуналом Ленинградского военного округа 26 октября 1959 г. Приговор военного трибунала войск МВД Архангельской области от 10 января 1947 г. и определение военного трибунала войск МВД Ленинградского округа от 8 февраля 1947 г. в отношении Иевлевой В. Г. -ОТМЕНЕНЫ и дело производством прекращено за отсутствием состава преступления».

Многолетняя узница ГУЛАГа О. Л. Адамова-Слиозберг, получив справку о реабилитации, писала: « Арестована я была 27 апреля 1936 года. Значит, я заплатила за эту ошибочку 20 годами и 41 днем жизни…

Дома никого не было, и я могла, не сдерживаясь, плакать.

Плакать о муже, погибшем в подвале Лубянки в 37 лет, в расцвете сил и таланта; о детях, выросших сиротами с клеймом детей врагов народа, об умерших с горя родителях, о Николае, замученном в лагерях, о друзьях, не доживших до реабилитации и зарытых в мерзлой земле Колымы».



Политические репрессии в СССР


Практика построения коммунистического общества в Советском Союзе не ограничивалась внедрением в сознание масс идеологических мифов. С первых дней существования нового государства в повседневную жизнь миллионов людей вошло страшное слово — « террор». Беспощадный массовый террор во всех областях политической и идеологической жизни, жертвой которого мог стать любой человек, породил всеобщий страх, который должен был исключить возможность открытого противодействия режиму. Политически мотивированное насилие стало основным средством реализации коммунистической утопии.

Политические репрессии — это целая эпоха в жизни нашей страны, горькая и страшная. Немецкий философ Карл Ясперс в своей книге « Смысл и назначение истории» писал: « Нельзя допустить, чтобы ужасы прошлого были преданы забвению. Надо все время напоминать о прошлом. Оно было, оказалось возможным, и эта возможность остается. Лишь знание способно предотвратить ее. Опасность здесь в нежелании знать, в стремлении забыть и в неверии, что все это действительно происходило…».

1. Октябрьская революция свершилась! Ура, товарищи!

sazar 001Холостой выстрел крейсера « Аврора», прозвучавший 25 октября 1917 г. и давший сигнал к штурму Зимнего дворца, завершавшему вооруженное восстание, организованное большевиками, открыл новую страницу в истории бывшей Российской империи. В этой истории не оставалось места для права гражданина на личную свободу.

А начиналось все с обещаний именно « свободы, равенства и братства». Февральская революция 1917 г. обнаружила небывалый подъем среди всех слоев общества, которое ожидало значительных перемен в политической и экономической жизни. Но Временное правительство оказалось неспособным решить главные проблемы измученной войной, голодом, неразберихой и безвластием страны. В это время партия большевиков привлекла в свои ряды немало сторонников, выдвигая простые и понятные лозунги: « Фабрики — рабочим, земля — крестьянам, власть — Советам, мир — народам!». И первые постановления большевиков отвечали самым заветным чаяниям населения: « Декрет о мире» и « Декрет о земле».

Успех большевиков в захвате и удержании власти в стране напрямую зависел от того, что во главе партии стоял В. И. Ленин – решительный, умный, фанатично преданный идее мировой революции человек, не морочащий себе голову понятиями милосердия и сострадания.

Захватив власть, большевики провозгласили « временное рабоче-крестьянское правительство до открытия Учредительного собрания», которое должно было бы сформировать постоянное правительство и принять Конституцию. Выборы в Учредительное собрание проходили по партийным спискам, в том числе от кадетов, меньшевиков и эсеров, в октябре-ноябре 1917 г. на всей территории страны.

Когда выяснилось, что большевистская партия набрала менее одной четверти голосов, был принят декрет о роспуске Учредительного собрания. Большевики показали, что никаких соперников во власти они не потерпят.

Уже весной-летом 1918 г., установив продовольственную диктатуру, коммунистическая власть обрушила массовый террор на крестьянство, спровоцировав широкомасштабную гражданскую войну.

Одними из первых ее жертв стали представители царской династии: в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. без суда и следствия в далеком Екатеринбурге была расстреляна семья отрекшегося от престола императора Николая II.


2. Ответим красным террором на белый террор!

sazar 002С первых дней существования нового государства его руководством постоянно нагнеталась атмосфера гражданской войны, являющейся, по мнению Ленина, одной из форм « диктатуры пролетариата». А диктатура, учил Ленин, есть власть, опирающаяся не на закон, а на силу: « Прекрасная вещь революционное насилие и диктатура, если они применяются, когда следует и против кого следует». И это касалось как бывших дворян, капиталистов, купцов, духовенства, офицеров, так и интеллигенции, мелких собственников — крестьян и даже рабочих. Но курс на подавление и уничтожение целых сословий не мог не породить сопротивления, что и привело большевиков к войне против собственного народа.

В этих условиях главной задачей большевиков стало удержать власть, а сделать это оказалось невозможно без хорошо организованной армии и полиции.

С задачей создания и укрепления боеспособной армии блестяще справился Л. Д. Троцкий, решительный, энергичный, действовавший, с одной стороны — угрозами и расстрелами, а с другой стороны — речами и вдохновенными призывами. Собранная не только из добровольцев, готовых жертвовать своей жизнью ради революции, но и из насильно мобилизованных, уставших от войны крестьян, из бывших царских солдат и офицеров, Красная армия смогла одержать победу. В своей борьбе большевики использовали все средства: привлечение на свою сторону царских военачальников и лидеров крестьянских соединений, и введение особым приказом расстрелов в армии, насильственное изъятие у крестьян продовольствия (продразверстка), захват и расстрел заложников из числа мирных жителей. 5 сентября 1918 г. специальным декретом Совета Народных Комиссаров было объявлено о необходимости массового террора в тылу для борьбы с контрреволюцией.

Одновременно с красным в стране бесчинствовал белый террор. Главными жертвами кровавых расправ оказывались мирные жители.


Несмотря на то, что руководители противостоящего большевикам Белого движения – А. В. Колчак, А.И. Деникин, П. Н. Врангель, Н. Н. Юденич – обладали серьезным военным опытом, а жестокость карательных операций белых не уступала беспощадности противника, победа осталась за большевиками. На фронтах Гражданской войны погибло более 2 млн. человек. По оценкам демографов, потери гражданского населения были еще выше.

3. Очистим землю от нечисти!

sazar 0087 (20) декабря 1917 г. в стране была создана и мощная карательная машина – Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК), которую возглавил Ф. Э. Дзержинский. ВЧК стала учреждением, взявшим на себя функции слежки, ареста, следствия, прокуратуры, суда, исполнения приговора и обеспечившим проведение красного террора. « Для нас важно, – учил чекистов Ленин, – что ЧК осуществляют непосредственно диктатуру пролетариата».

В 1922 г. Дзержинский заявил, что теперь « нужно особенно зорко присматриваться к антисоветским течениям и группировкам, сокрушить внутреннюю контрреволюцию, раскрыть все заговоры низверженных помещиков, капиталистов и их прихвостней».

И заговоры стали раскрывать. В июне — августе 1922 г. состоялся суд над партией эсеров, имевших огромную поддержку среди крестьянства. А разразившийся в начале 20-х гг. голод, особенно жестокий в Поволжье, дал возможность расправиться с Церковью. В.И. Ленин цинично предложил воспользоваться голодом в Поволжье и провести изъятие церковных ценностей. Экспроприация церковной собственности, напоминавшая обычный грабеж, сопровождалась арестами, судами, расстрелами. « Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять — тем лучше», — писал Ленин. На Московском и Петроградском церковных процессах 1922 г. к расстрелу за « сопротивление» сдаче церковных ценностей приговорили 21 священнослужителя. Как « главу контрреволюции» дважды арестовывали Патриарха Русской Православной Церкви Тихона.

Ленин объявил: « Мы зажгли социализм у себя и во всем мире. Кто хоть сколько-нибудь мешает этой борьбе, с тем мы боремся без пощады. Кто не с нами, тот — против нас». Отчет ОГПУ 1924 г. показал распределение арестов по социальному составу. Основная масса арестованных — крестьяне, значительное количество рабочих, советских служащих, интеллигенции.

С интеллигенций, как с каждым из « бывших» сословий, расправлялись без пощады — арестовывали, на основании Конституции РФ 1918 г. лишали гражданских и избирательных прав, высылали за границу. Внутри страны была введена жесткая цензура.

В конце 20-х гг. « Шахтинское дело», процесс над Промпартией стали началом массовых репрессий и над технической интеллигенцией. Каждый седьмой инженер страны оказался за решеткой.


4. Уничтожим кулачество как класс!

С конца 20-х гг. началось массированное наступление власти на крестьянство. Л. Д. Троцкий объявлял: « Пока у нас недостаток хлеба, крестьянин должен будет давать советскому хозяйству натуральный налог в виде хлеба под страхом беспощадной расправы».

Но только террора для усмирения крестьянства, восстававшего против грабительских поборов, было недостаточно. Большевики с самого начала работали на раскол деревни. Декретом от 11 июня 1918 г. были введены комитеты бедноты (комбеды), создававшиеся как противовес сельским советам. Комбеды участвовали в конфискации земельных участков у зажиточных крестьян, в изъятии хлебных запасов.

Новая экономическая политика (нэп), объявленная в марте 1921 г., дала крестьянам некоторые временные послабления.

В 1927 г. партия определила направление на создание коллективных хозяйств — колхозов – в деревне. Призывы добровольно записываться в колхоз не оказывали на крестьян, обладавших собственностью, серьезного влияния. Основным методом создания коллективных хозяйств оставалось насилие и угрозы. В первую очередь необходимо было лишить деревню ее хозяйственной верхушки – зажиточных крестьян (кулаков) и состоятельных середняков, которые для большинства сельского населения были противовесом советской пропаганде о преимуществах колхозов.

Сталин объявил: « От политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества мы пришли к политике ликвидации кулачества как класса». За 1930 – 1931 гг. было выселено (с отправкой на спецпоселение) около 2 млн. крестьян. Страх перед раскулачиванием заставлял крестьян покорно вступать в колхоз и переносить ограничения их свободы: отсутствие паспортов, уголовное наказание за невыполнение нормы трудодней, работу без выходных и отпусков, скудное обеспечение продовольствием (за один трудодень выдавалось от 200 до 500 г зерна).

В 1932 – 1933 гг. разразился голод, охвативший даже самые « хлебные» области: Украину, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан, Западную Сибирь, юг Центрально-Черноземного района и Урала. Его жертвами стали более 6 млн. человек. « Голодомор» был результатом политики власти по отношению ко всему крестьянству, а не только к кулачеству.
5. Советская власть не карает, а исправляет!

В начале 30-х гг. для содержания ссыльных и заключенных создается разветвленная сеть тюрем, лагерей, пересылок, поселений — то, что позднее А. И. Солженицын назвал « архипелагом ГУЛАГ». Началось его создание с Соловецкого монастыря, который в 1923 г. был превращен в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), куда поначалу заключали священников и монахов, солдат и офицеров Белой армии, политических противников большевиков, интеллигенцию. В 1930 г. концентрационные лагеря ОГПУ СССР переименованы в « исправительно-трудовые», создано Главное управление лагерей страны (ГУЛАГ). В 1934 г. ОГПУ было преобразовано в НКВД. Теоретическим оправданием массовых репрессий в 30-е годы стала сталинская концепция обострения классовой борьбы в стране по мере ее продвижения к социализму и необходимость в короткие сроки и при наименьших затратах провести индустриализацию страны и освоить отдаленные и труднодоступные районы.

Выдвинутый в это время лозунг: « Советская власть не карает, а исправляет!» стал кратким выражением идеи « перековки» сознания заключенного в лагерь преступника. Сознание « классово враждебных элементов» исправляли не только трудом, но и с помощью печати, образования и искусства. Например, в Дмитровлаге, созданном для строительства канала Москва-Волга, выходило несколько десятков газет и журналов. Самыми массовыми были газеты « Перековка» и « Москва – Волга».

Идею « перековки» всячески пропагандировали. Беломорско-Балтийский канал посетила группа советских писателей во главе с М. Горьким, после чего была выпущена книга « Канал имени Сталина», живописующая успехи строительства и исправления преступников.

Огромен список объектов, где применялся рабский ручной труд сотен тысяч заключенных. Беломорско-Балтийский канал им. Сталина, завершенный менее чем за два года, каналы Москва — Волга, Волга — Дон; автотрасса Москва – Минск; Куйбышевская и Усть-Каменогорская ГЭС; города Комсомольск-на-Амуре, Магадан, Норильск, Воркута, Северодвинск, Братск, Тайшет — вот далеко не полный перечень построенного узниками ГУЛАГа. На счету заключенных – постройки северных и сибирских железных дорог, заводов, почти всех объектов атомной промышленности, добыча золота на Колыме, Чукотке, в Якутии, добыча руды, угля, радиоактивных элементов и поставки леса.


6. Смерть врагам народа!

В 20-30-е гг. под ударом репрессивной машины оказались и представители партийной элиты. Первым с политической арены был устранен бывший глава Красной армии Л. Д. Троцкий, его выслали из страны. В 1940 г. он был убит за границей агентом НКВД. Все, имевшие к Троцкому какое-либо отношение, были репрессированы.

Ближайшие соратники Ленина: Бухарин, Зиновьев, Каменев, Пятаков, Рыков — были расстреляны в 1936-1938 гг., получивших название « большого террора». В 1933-1939 гг. в стране из партии было исключено 2 млн. человек, из которых 1,2 млн. — арестовано. Все те, кого доводили живыми до открытых судебных процессов в 1936 – 1938 гг., полностью признавали себя виновными в ужасных злодеяниях против партии и народа. Г. Е. Зиновьев обращался в Президиум ЦИК СССР с просьбой о помиловании, письменно признавая все обвинения против него. Обвиняемые на открытых процессах должны были публично покаяться в своих преступлениях, чтобы ни у кого не возникало сомнения, что враг многолик, коварен, может быть где угодно и кем угодно. Народу навязывался страшный образ « врага», вредителя, террориста. Прокурор СССР, государственный обвинитель на политических процессах 1930-х гг. А. Я. Вышинский свои речи на судах заключал словами: « Вся наша страна, от малого до старого, ждет и требует одного: изменников и шпионов, продавших врагу нашу Родину, расстрелять как поганых псов!»

Люди жили в обстановке нарастающего и хорошо организованного массового психоза, всеобщей подозрительности. На собраниях, в газетах и по радио непрерывно велась бешеная травля « врагов народа». После вынесения приговоров по открытым процессам проходили грандиозные митинги в поддержку решений суда.

Вряд ли приходило в голову обывателю, требовавшему смертного приговора для этих « бешеных собак», что их признания – результат многодневных и изощренных пыток. В телеграмме от 10 января 1939 г., подписанной Сталиным, говорилось: « ЦК ВКП (б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК…». Физическим и моральным давлением человека вынуждали не только признавать свою вину, но и давать показания на других.


7. У партии незаменимых людей нет!

Особой кастой в Советском Союзе были военные – уверенные в своей неприкасаемости герои Гражданской войны. Но военный переворот в Испании, лидером которого был генерал Франко, усилил подозрения Сталина в том, что такое возможно и в России. « Возможным кандидатом в диктаторы» называли маршала Тухачевского, что решило его судьбу и судьбу почти всего высшего военного командования. Из почти 460 военных в звании от комдива и выше репрессиям подверглись почти 400, из них были уничтожены 350 человек (в годы войны погибли 320). После гибели высших руководителей арестовывали реально и мнимо связанных с ними людей.

В это время был до предела упрощен механизм репрессий. Аресты и расстрелы людей проводились по лимитам (т.е. по разнарядке), утверждаемым ЦК партии и лично Сталиным. А по инициативе местных органов ОГПУ-НКВД эти лимиты постоянно увеличивались. В 1934 г. при НКВД образовалось Особое совещание (ОСО), которое без суда и следствия имело право высылать, ссылать, заключать в лагерь сроком до 5 лет. К 1941 г. оно могло осуждать на срок до 25 лет и приговаривать к расстрелу. Во время так называемого « большого террора» по распоряжению Сталина наркомами Г. Г. Ягодой и Н. И. Ежовым были утверждены такие внесудебные органы, как « тройки» и « двойки», которые по своему произволу решали судьбы людей. Членами « тройки» были секретарь обкома, крайкома или ЦК национальной компартии, начальник соответствующего управления НКВД и прокурор области, края, республики. По официальным данным только за 1937-1938 гг. было арестовано более 1,5 млн. человек, 1,3 млн. осуждены внесудебными органами, около 700 тысяч — расстреляны.

Само понятие « враг народа» прочно вошло в повседневную жизнь, стало несмываемым клеймом не только для « разоблаченных изменников Родины», но и для их семей. Член семьи изменника Родины (ЧСИР) — подвергался физическим и моральным истязаниям. По решению Политбюро от 5 июля 1937 г. жен « врагов народа» заключали в лагеря на срок не менее 5-8 лет. Детей « врагов народа» либо отправляли в лагеря-колонии НКВД, либо водворяли в детские дома особого режима.

В определенный момент наставала и очередь палачей оказаться на месте « врагов». Расстреляли последовательно возглавлявших НКВД Г.Г. Ягоду и Н. И. Ежова. На этом посту их сменил Л. П. Берия.
8. Ни шагу назад!

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. В первые дни и месяцы войны в окружении и плену оказались многие части Красной армии.

В августе-ноябре 1941 г. Сталин издал ряд приказов, требовавших: расстреливать на месте командиров и политработников, сдающихся в плен; их семьи арестовывать; семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия; части, попавшие в окружение и решившие сдаться, уничтожать всеми средствами. 28 июля 1942 г. вышел приказ № 227, известный как « Ни шагу назад!». На фронтах и в армиях организовывались для провинившихся штрафные роты и батальоны, а в их тылу — заградительные отряды, которые должны были расстреливать отступающих.

В 1943 г. было создано Главное управление контрразведки – СМЕРШ (расшифровывалось как « смерть шпионам») для борьбы с саботажем и диверсиями в тылу армии. Кроме того, СМЕРШ контролировал политические настроения генералитета и офицерского корпуса Красной Армии.


В самом начале войны репрессии коснулись целых народов. В августе 1941 г. отдан приказ о переселении всего немецкого населения Поволжья, за 1941 — 1942 гг. было депортировано более 900 тысяч немцев. За ними последовали карачаевцы, калмыки, балкарцы, чеченцы, ингуши, крымские татары. Осенью 1944 г. из 5 районов были высланы курды, турки-месхетинцы и хемшины. Депортированным народам навечно запрещался возврат на родину. В 1945 г. категория « спецпереселенцев» составляла 2,2 млн. человек.

Окончание войны не заставило руководство страны отказаться от репрессий. В мае 1945 г. в тылах Белорусского и Украинского фронтов были сформированы проверочно-фильтрационные лагеря для размещения освобождаемых военнопленных и репатриантов. Из 1 836 000 наших военнопленных, вернувшихся на Родину из Германии, 608 095 человек были направлены в рабочие батальоны, а 338 618 — в лагеря НКВД.

Потери населения Советского Союза в Великой Отечественной войне были огромны. При общем населении в 195 млн. человек страна потеряла, по официальным — явно заниженным — данным, 27 млн., из них только 8,7 млн. погибли на фронте (альтернативные оценки вдвое больше), остальные — гражданские жертвы войны или участники партизанских действий.
9. Развенчаем культ личности!

Окончание войны породило в обществе надежды на изменения политической и экономической ситуации в стране. Но вместо обновления власть, по уже хорошо известному сценарию, переключила внимание народа на поиск и разоблачение внутренних и внешних врагов. В условиях начавшейся « холодной войны» с бывшими союзниками была развернута кампания борьбы с « низкопоклонством перед Западом», которая затронула научную и художественную жизнь. В 1946-1948 гг. в ряде постановлений ЦК ВКП (б) были даны оскорбительные оценки творчества и личности А.А. Ахматовой, М.М. Зощенко, Д.Д. Шостаковича, В.И. Мурадели. Многие известные деятели культуры обвинялись в аполитичности, безыдейности, пропаганде буржуазной идеологии.

В январе 1949 г. началась кампания против « безродных космополитов», а по сути, против евреев. В декабре 1948 г. был распущен Еврейский антифашистский комитет, а его активные деятели арестованы, в 1949 г. убит С.М.Михоэлс, народный артист СССР. Апогея эта кампания достигла в последние месяцы жизни Сталина, когда была арестована группа видных врачей-евреев, работавших в Кремлевской больнице и обвиненных в преднамеренном убийстве высокопоставленных пациентов. Вал репрессий был остановлен только смертью Сталина 5 марта 1953 г.

В 1956 г. на XX съезде партии 1-й секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев произнес « секретную» речь, где осуждался « культ личности» Сталина и преступления сталинского режима. Фактически Хрущев показал, что вся история партии с 1934 г., времени безраздельного господства Сталина, была историей преступлений, беззаконий, массовых убийств, некомпетентности руководства. Но его разоблачения ограничивались только преступлениями, совершенными по отношению к членам партии, поддерживавшим Сталина и генеральную линию партии, но не по отношению к участникам оппозиции. Не упоминал Хрущев и о главных жертвах режима – миллионах простых людей.

После XX съезда началось массовое освобождение и реабилитация политических заключенных. Завершился процесс реабилитации лишь к началу XXI века. Но в своих преступлениях против народа ни коммунистическая партия, ни советское государство, ни пришедшая ему на смену власть не покаялись.



Кафе и рестораны

Яндекс.Метрика

Вход на сайт

Навигатор

logo