joomla

Путь через ГУЛАГ


«Видов этих общих работ не перечесть, не перебрать, языком не перекидать. Тачку катать… Носилки таскать. Кирпичи разгружать голыми руками…. Таскать кирпичи на себе « козой»… Ломать из карьеров камень и уголь, брать глину и песок. Золотоносной породы накайлить шесть кубиков да отвезти на бутару… Уголек рубить под землею… Можно креозотом пропитывать шпалы… Тоннели можно рубить для дорог. Пути подсыпать. Можно по пояс в грязи вынимать торф из болота. Можно плавить руды. Можно лить металл. Можно кочки на мокрых лугах выкашивать … Но старше всех работ Архипелага – лесоповал…».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

А основные орудия труда на « стройках социализма» – тачка, лопата, кайло, зубило, ручная пила… Рабочий день от 12 до 16 часов на 50-градусном морозе или при удушающей жаре, скудное некалорийное питание, непосильные нормы выработки, нечеловеческие условия проживания в бараках тысячами сводили заключенных в могилу.
6. Лагерный быт


Тепло, отдых, еда – то, от чего зависела жизнь в лагере, – всегда были в дефиците.

Питание заключенного зависело от нормы выработки.

«« Котлы» разделяются: при выполнении (в каждом лагере это высчитывается по-своему) скажем 30% нормы – котел карцерный: 300 граммов хлеба и миска баланды в день; с 30% до 80% – штрафной: 400 граммов хлеба и две миски баланды; с 81% до 100% – производственный: 500-600 граммов хлеба и три миски баланды; дальше идут котлы ударные, причем разные: 700-900 хлеба и дополнительная каша, две каши, « премблюдо» (« премиальное») – какой-нибудь темный горьковатый ржаной пирожок с горохом».
А. И. Солженицын « Архипелаг ГУЛАГ»

Никакой посуды в начале отбытия наказания у многих зэков для получения баланды не было, в качестве мисок использовали даже шапки. Миски, котелки, кружки, черпаки для чая приходилось делать из пустых консервных банок, найденных на помойке.

Получить крепкую теплую одежду – телогрейку, ватные брюки, валенки – доводилось далеко не всем. Чаще во времена особенно массового пополнения лагерей встречалась картина, описанная А. И. Солженицыным: «… Сами бушлаты одного цвета, рукава к ним – другого. Или столько заплат на бушлате, что уже не видно его основы. Или бушлат-огонь (лохмотья как языки пламени)… А на ногах – испытанные русские лапти, только онучей хороших к ним нет. Или кусок автопокрышки, привязанный прямо к босой ноге проволокой, электрическим шнуром… Или « бурки», сшитые из кусков разорванных старых телогреек, а подошвы у них – слой войлока и слой резины».

О строгости режима в особых лагерях напоминали номера на спинах. Иногда их нашивали еще и на шапку, и на колено. Людей лишали даже собственного имени.

Но и в нечеловеческих условиях люди продолжали жить, налаживая, как могли, свой быт. В женских бараках периодически появлялись « уюты» – так в лагерях называли матерчатые занавески, которыми женщины старались отделить и украсить свое место на нарах, устраивая подобие кабинки. « Уюты» то разрешали, то вдруг срывали и запрещали в зависимости от настроения начальства. Но нехитрые поделки: рамочки для фотографий, шахматы, игральные карты, балалайка – хоть немного скрашивали жизнь, лишенную свободы.



Кафе и рестораны

Яндекс.Метрика

Вход на сайт

Навигатор

logo